Судебная практика

Жилье для медиков, оказывающих медпомощь пациентам с COVID-19, не должно оплачиваться за счет средств ОМС

В самом начале пандемии столичная клиника израсходовала 3 млн рублей на оплату аренды жилых помещений для проживания своего персонала оказывающего помощь больным COVID-19, в целях их изоляции во внерабочее время. Проверка ТФОМС признала данные траты нецелевыми.

Клиника с этим не согласилась, поскольку:

  • до апреля 2020 года клиника не являлась инфекционной больницей (и не имела инфекционных отделений), требования к которым повышены и является лицензируемым видом деятельности;
  • перепрофилирование клиники в ковидарий происходило по особому указанию Правительства РФ (приложение № 1 к распоряжению от 2 апреля 2020 г. № 844-р «Об утверждении перечней медицинских организаций, которые перепрофилируются для оказания медицинской помощи пациентам с подтвержденным диагнозом или с подозрением на коронавирусную инфекцию COVID-19 в стационарных условиях»);
  • при этом по итогам заседания Президиума координационного совета при Правительстве РФ по борьбе с распространением н COVID-19 на территории РФ от 30 марта 2020 г. Минздраву и ФМБА было поручено проработать вопрос о возможной изоляции во внерабочее время медработников медицинских организаций, оказывающих медпомощь больным COVID-19, в условиях преимущественно медицинских организаций, а также при необходимости на базе гостиниц или иных объектов расселения в срок до 2 апреля 2020 г.;
  • спорный договор краткосрочной аренды жилых помещений для проживания работников арендатора был заключен в целях вынужденной необходимости, связанной с организацией и процессом оказания медицинской помощи, с учетом перепрофилирования стационара для оказания медицинской помощи пациентам с подозрением или подтвержденным диагнозом COVID-19 в стационарных условиях ,
  • оплата по договору была произведена из средств ОМС в связи с тем, что это был единственный источник, за счет которого представлялась возможность исполнения пункта 14 Перечня поручений по итогам заседания Президиума координационного совета при Правительстве РФ по борьбе с распространением COVID-19 на территории РФ от 31 марта 2020 г. по обеспечению своевременной и качественной медицинской деятельности, связанной с потребностью круглосуточной работы персонала и недопущения распространения инфекции при оказании медпомощи пациентам с подтвержденным диагнозом COVID-19, а также необходимостью изоляции во внерабочее время медицинских работников, которых не представилось возможным разместить в стенах клиники;
  • при этом не было издано никаких документов, разъясняющих и/или поясняющих данный вопрос, а Методические рекомендации и нормативные документы, касающиеся профилактики COVID-19, организации противоэпидемических мероприятий в период пандемии COVID-19, санитарно-эпидемиологические правила, порядок организации работы медицинских организаций в целях реализации мер по профилактике и снижению рисков распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19 (МР 3.1.0173-20. 3.1, МР 3.1.0170-20. 3.1, СП 3.1.3597-20, приказ Минздрава РФ № 198н), появились позднее, и в них тоже не было информации о возможной изоляции во внерабочее время медицинских работников медорганизаций, оказывающих медпомощь пациентам с COVID-19;
  • хотя по состоянию на апрель 2020 вопрос об организации изоляции во внерабочее время указанных медработников, в том числе на базе гостиниц или иных объектов расселения, не был отдельно нормативно урегулирован, однако ковидные пациенты стали поступать в клинику сразу же с даты перепрофилирования (с 6 апреля 2022 г.), и медицинские сотрудники (персонал), непосредственно занятые для обеспечения круглосуточной работы стационара в условиях перепрофилирования, также были задействованы незамедлительно.

Опираясь на указанные доводы, клиника попыталась оспорить акт проверки ТФОМС, и даже выиграла в первых двух инстанциях. Однако суд округа поддержал ТФОМС:

  • структура тарифа на оплату медицинской помощи представляет собой исчерпывающий перечень целей, на которые медицинская организация может использовать средства ОМС;
  • расходы на арендную плату за пользование имуществом прямо предусмотрены структурой тарифа на оплату медпомощи, при этом расходы медицинской организации на арендную плату за недвижимое имущество могут быть понесены за счет средств ОМС только в том случае, если медорганизация эксплуатирует арендуемое недвижимое имущество в процессе оказания медицинской помощи (медицинской услуги), то есть непосредственно оказывает в указанных помещениях медицинскую помощь пациентам;
  • при этом структура тарифа на оплату медицинской помощи, утвержденная Федеральным законом № 326-ФЗ, Правилами ОМС, Территориальной программой, не зависит от конкретных видов, форм, профилей оказания медицинской помощи. Перепрофилирование медицинской организации на оказание медпомощи, связанной в том числе с лечением какой-либо конкретной болезни, не влияет на структуру тарифа на оплату медицинской помощи и не позволяет медицинской организации осуществлять за счет средств ОМС иные расходы, чем те, которые предусмотрены структурой тарифа на оплату медпомощи;
  • изменения в структуру тарифа на оплату медпомощи, позволяющие медорганизациям, оказывающим медицинскую помощь, связанную с лечением Covid-19, использовать средства ОМС на обеспечение изоляции медицинских работников во внерабочее время, внесены не были, в связи с чем клиникой была нарушена структура тарифа на оплату медицинской помощи, установленная Федеральным законом № 326-ФЗ, Правилами ОМС, Территориальной программой на 2020 год, и, следовательно, средства ОМС в размере 3 000 000 руб. были использованы медицинской организацией не по целевому назначению;
  • на клинику не была возложена была возложена обязанность обеспечить изоляцию медицинских работников, поскольку поручение Правительства РФ от 31 марта 2020 г. «О решениях по итогам заседания президиума Координационного совета при Правительстве РФ по борьбе с распространением новой коронавирусной инфекции на территории РФ» (пункт 14) не устанавливает обязанность медицинской организации обеспечить изоляцию медработников, а также не является нормативным правовым актом;
  • следовательно, вывод судов о том, что спорный договор краткосрочной аренды жилого помещения был заключен в целях вынужденной необходимости, связанной с организацией и процессом оказания медицинской помощи по направлению деятельности, является необоснованным, поскольку возможность осуществить изоляцию медицинских работников во внерабочее время за счет средств ОМС не была установлена ни одним нормативным актом ни федерального, ни регионального, ни локального уровня.

Верховный Суд РФ отказал клинике в пересмотре дела (Определение Верховного Суда РФ от 26 декабря 2023 г. № 305-ЭС23-24978).

Источник

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть